РусУкр

«Дырка» в государственном бюджете: спасет ли ее девальвация гривни?

 
Печать Отправить на почту

 

 

Грубые макроэкономические просчеты власти привели к тому, что в последнее время имеет место возрастающая нехватка бюджетных средств. Проблема появилась давно, она нарастала, но до определенного момента об этом мало говорилось. И только после того, как начались задержки с выплатой пенсий в июле нынешнего года, а Госказначейство объявило, что остаток средств на едином казначейском счете снизился до неприлично низких значений, проблема стала достоянием СМИ и широкой общественности.

«Дырка» в государственном бюджете: спасет ли ее девальвация гривни?

Действительно, по данным Государственной казначейской службы, на Едином казначейском счете (ЕКС) на начало августа 2018 года осталось всего 1,99 млрд гривень. Если учесть, что именно с этого счета осуществляется финансирование бюджетных расходов, включая расходы социальные, то есть пенсии, субсидии, охрану здоровья и т.д., то остаток на счету катастрофически мал. Например, год назад на ЕКС имелось более 40 млрд гривень, информируют Экономические Новости.

Информация о критическом состоянии казначейского счета последовала вскоре после массовых задержек пенсионных выплат в июле 2018 года, чего не было с начала 2000 годов. В Госказначействе объяснили нехватку средств на ЕКС выплатами на покрытие дефицита Пенсионного фонда (ПФ), чтобы обеспечить выплату июльских пенсий. Такое объяснение справедливо, но лишь отчасти.

Напомним, что в настоящий момент ПФ финансируется, в основном, из двух источников. Во-первых, это поступления от единого социального взноса (ЕСВ), то есть начисления на официальные доходы граждан. Эти поступления должны формировать около 60% общего бюджета ПФ.

Во-вторых, оставшиеся 40% этого бюджета формируют в основном трансферты из государственного бюджета страны. Проще говоря, средств, собираемых Пенсионным фондом, не хватает для выполнения им своих обязательств перед пенсионерами, а потому государство вынуждено финансировать нехватку.

Но дело в том, что запланированные госбюджетом на 2018 год суммы на покрытие дефицита ПФ выделялись своевременно и в полном объеме. По официальным данным, трансферты из госбюджета поступают в Пенсионный фонд в полном объеме — 72,3 млрд гривень за полгода, тогда как годовой план составляет 139,3 млрд гривень.

Но, по словам экономиста Андрея Блинова, проблема заключается в собираемости ЕСВ, поскольку за полгода его собрано в ПФ только 89 млрд гривень, а это на 15 млрд гривень меньше, чем надо согласно плану. Такова причина нехватки средств в ПФ, возникшей из-за экономических просчетов правительства, заложившего в закон о бюджете на 2018 год слишком оптимистический сценарий по собираемости налогов и ЕСВ.

Но поскольку пенсии все равно платить нужно более или менее своевременно, то ПФ часто берет у казначейства, по сути, у того же госбюджета, кредиты на так называемое покрытие кассовых разрывов. По указанным причинам, на покрытие кассовых разрывов потребовалось средств больше, чем планировалось. К тому же, Пенсионный фонд с трудом возвращает ранее взятые займы. К тому же, вообще имеют место проблемы с наполнением бюджета по причинам, о которых речь пойдет ниже. Все это и привело к критическому снижению остатка средств на казначейском счету.

В целом, же проблемы с выплатой пенсий и проблема нехватки бюджетных средств в целом имеют один корень – грубые ошибки правительства при планировании на 2018 год доходов и расходов как бюджета государства, так и бюджета ПФ,

Согласно официальным данным, по состоянию на 1 августа план по мобилизации средств в бюджет недовыполнен более чем на 16 млрд гривень. В результате, сильно недофинансируются целые сферы.

По данным экономиста Виктора Скаршевского, оборона недофинансирована на 3,4 млрд гривень, органы правопорядка – на 4,8 млрд гривень, но больше всего страдает здравоохранение, недополучившее 6,4 млрд гривень. Если сложить эти суммы и добавить к ним указанные выше 16 млрд гривень недоимки с бюджет, то общая «дырка в бюджете» составит уже 60 млрд гривень.

У возникшей бюджетной дыры имеется целый ряд составляющих. Глава Украинского аналитического центра Александр Охрименко указывает на тот факт, что таможня недобрала в бюджет более 7 млрд гривень, хотя импорт товаров в Украину даже вырос на 17%. Отсюда следует вывод о том, что, несмотря на громогласные заявления о борьбе с коррупцией и теневой экономикой, различного рода теневые схемы на таможне продолжают процветать.

В бюджет-2018 закладывались также поступления от МВФ и различного рода международных доноров. Но из-за фактического прекращения сотрудничества с МВФ эти средств получены не были, и вряд ли до конца года их следует ожидать. Возникает вопрос о том, зачем вообще было закладывать в бюджет столь сомнительные источники наполнения, если уже при формировании бюджета они представлялись крайне сомнительными.

Сильно подвела в смысле наполнения бюджета слишком крепкая гривня и недостаточно высокая инфляция. Ничего странного в последнем изречении нет, поскольку чем сильнее девальвирована национальная денежная единица и чем больше масштаб цен, тем больше налогов потенциально может попасть в бюджет. В последние годы именно инфляция и девальвация валюты позволяли правительствам Яценюка и Гройсмана сводить концы с концами в государственных финансах. Например, так было в 2017 году, когда инфляция доходила до 14%, что и позволило обеспечить необходимые поступления в бюджет и, соответственно, бюджетные расходы.

Но в нынешнем году Нацбанк взялся за подавление инфляции всерьез и зело в этом преуспел, по крайней мере если говорить о монетарной инфляции. Центробанк несколько раз повышал учетную ставку, доведя ее до 17%, чем сумел снизить инфляцию до 5%. К тому же, цены уперлись в потолок платежеспособности, и их рост несколько приостановился. Если так пойдет и дальше, то, по мнению экономиста Алексея Куща, годовая инфляция не превысит 10%. Это не позволит правительству воспользоваться инфляционным механизмом пополнения бюджета.

Хотя тот же Александр Охрименко, в комментарии Экономическим новостям отметил, что в конечном счете, девальвируя гривню, страна и обычные граждане живут хуже, чем при процессе ревальвации: «Да, налоги действительно при девальвации собираются намного большие по объемам, чем при ревальвации. Но вы поймите, что Украина импортозависимая страна. Мы же должны покупать нефть и газ за валюту, которые при девальвации будут стоить гораздо дороже, чем при «спокойном» состоянии нацвалюты. Ну, собрали мы больше налогов, а цены растут, нужно повышать заработные платы и пенсии, а денег на это нет. Как ни крути, а нам не нужна девальвация. Именно при ней страна живет спокойно, экспортеры и импортеры работают нормально безо «всяких отклонений».

Остается еще один, курсовой механизм, который сейчас власть, похоже, стремится задействовать, чтобы спасти выполнение бюджета по поступлениям и обеспечить бюджетные, включая социальные расходы, что особенно важно перед выборами.

По некоторым оценкам, 40% и более доходов бюджета зависит от курса гривни к свободно-конвертируемым валютам. Сюда входят собственно экспортная выручка, НДС и другие налоги на импорт, акцизы, номинированные в валюте и так далее. Очевидно, что чем выше будет курс доллара или евро, тем больше гривневой массы попадет в бюджет.

Бюджет на 2018 год сверстан с учетом среднегодового курса в размере 29,5 гривень за доллар, а к концу года курс и вовсе должен достичь отметки 30,1 гривень за доллар. Но средний курс с начала года пока что едва перевалил 26 гривень за доллар.

Представляется, что нынешнее ослабление гривни как раз и обусловлено умышленной девальвацией национальной валюты с целью наполнения доходной части бюджета.

Очевидно, что это решение проблемы за счет рядовых граждан. Ведь рост курса доллара неминуемо приведет к росту цен, причем не только на импортные товары, но и на товары отечественного производства, включая продукты питания и товары первой необходимости.

Кроме вышеперечисленных, одной из важнейших причин нехватки средств в бюджете является слишком оптимистичный подход Кабмина и депутатов при подготовке и принятии бюджета-2018.

Говоря о бюджетных просчетах правительства, Алексей Кущ поясняет: бюджет-2018 сверстан так, что для его выполнения рост ВВП должен составить минимум 10%, но реальный рост экономики пока не превышает 2,5%.

Обращая внимание на то, что в 2018 году доходы бюджета впервые запланированы в сумме более 1 трлн гривень, Кущ указывает на нереальность многих источников доходов.

Ярчайшим примером могут быть совершенно фантастические 24 млрд гривень от приватизации. Трудно понять, чем руководствовались чиновники и депутаты, когда в нынешнем году решили заложить такую огромную цифру. Единственный раз, когда Украине удалось получить столь крупную сумму от продажи государственной собственности, – нашумевшая продажа Криворожстали, но это было на пике финансового бума первой половины 2000-х годов, и в ближайшее время такое едва ли возможно.

Столь же неадекватными являются планы по привлечению в бюджет 5 млрд гривень от продажи конфискованного у коррупционеров имущества.

Крайне подозрительная ситуация сложилась с главной государственной монополией страны в лице «Нафтогаза». Несмотря на то, что поступления в бюджет от компании только в виде дивидендов запланированы в сумме 30 млрд гривень, «Нафтогаз» пока что отдал в бюджет только 12 млрд гривень. Делается это с ведома и разрешения правительства, причем с очень любопытной мотивацией. Правительство дало «Нафтогазу» рассрочку до декабря якобы для того, чтобы предприятие не брало кредитов. В связи с этим возникает вопрос: зачем брать кредиты, если топ-менеджмент «Нафтогаз» не устает бодро рапортовать об огромных прибылях компании, получая за это баснословные премии?

Нехватка средств на покрытие расходов растет, недавняя задержка с выплатами пенсий является лишь видимой частью айсберга, и если правительство не предпримет адекватные меры, последствия могут быть самыми серьезными.

Уже сейчас недофинансируются здравоохранение, правоохранительные органы, оборона, образование и культура. Причем недофинансирование составляет от 12% до 66% в зависимости от направления, причем больше всего недофинансируется медицина.

Власть начинает резать бюджетные расходы, но это чревато новыми проблемами. Сокращение расходов на пенсионеров и бюджетников чревато снижением и без того невысокой покупательной способности и, как следствие, падением экономики.

Сейчас власть в целях снижения расходов бюджета усердно сокращает количество получателей субсидий и величину выплат. В мае этого года Камин внес изменения в правила начисления компенсации по коммуналке. Был существенно расширен список причин, по которым гражданам смогут отказывать в субсидиях. По ряду оценок, около 70% получателей субсидий пришлось их переоформлять, а около 2 млн домохозяйств лишатся субсидий вообще.

Но эта экономия вполне может «вылезть боком» для бюджета и в целом государственных финансов. Ведь это приведет к дальнейшему росту долгов в ЖКХ, которые, по последним данным, и так достигли астрономической цифры в 36 млрд гривень. Кроме того, сокращение субсидий сократит поступление в бюджет средств от «Нафтогаза», который утратит значительную часть своей дутой прибыльности.

Наконец, на носу выборы, и электоральные последствия урезания бюджетных расходов могут быть губительными для нынешней власти. Поэтому власть может взять курс на девальвацию гривни и раскручивание инфляции как источники наполнения бюджета. Об этом свидетельствует ослабление гривни в последнее время с возможностью выхода к декабрю на отметку 30 гривень за доллар, что позволит заткнуть дыру в бюджете.

Однако это породит еще большие экономические проблемы, о которых выше и говорил Александр Охрименко. Так что здесь, как говорят в народе, «палка о двух концах». А есть ли выход?!

В данный момент Вы читаете материал "«Дырка» в государственном бюджете: спасет ли ее девальвация гривни?". Вас также, возможно, заинтересуют другие последние новости Украины и мира на enovosty.com




Аналитика




Новости партнеров

Последние новости в соцсетях

  

Новости партнеров

bigmir)net TOP 100